Ленинский районный суд г. Курска

Ленинский районный суд г. Курска в составе: председательствующего судьи Кравченко О.В. В судебном заседании представители истцов по доверенности Ломакина В.В. Цепкова И.В. уточнила: "У него ничего не получилось, но он завалил Ленинский районный суд г. Курска исками о защите чести и достоинства, которые он предъявил к нескольким местным СМИ "Курский вестник", естественно, в первую очередь - целых 18 исков!

Эти иски оскорбительны по форме и не соответствуют действительности по содержанию. Руцкой А. не стал "заваливать Курск" исками и "заставлять судей разбираться со своими персонами", а воспользовался своим конституционным правом на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от незаконных действий недобросовестных СМИ. Истцы обратились в Воронежский областной суд с жалобой на незаконные действия следственных органов о возобновлении предварительного следствия с соблюдением закона и процедуры.

Суд в установленном порядке обязан был рассмотреть поступившую жалобу. Читатели могут составить мнение об А. Руцком из приведенных выше высказываний автора статьи В. Чемодуров порочит честь, достоинство и доброе имя А. Руцкого. Статья является перепечаткой статьи, опубликованной в "Российской газете" в номере №6. В ней утверждается, что при получении кредита на покупку мельниц для Курской области банк "Парекс" поблагодарил Руцких, а жена Александра Руцкого получила от банка кредитную карту на 70 000 долларов.

Это заявление Чемодурова В. Истцы никаких кредитов не брали, а кредитная карта была выдана И. Руцкой. Информация, распространенная в статье, носит прямой обвинительный характер, содержит в контексте всей статьи утверждения о факте, порочащем истцов - нарушение действующего законодательства, способствует формированию негативного мнения об уважении истцов к закону и их моральных качествах среди людей, отношением которых истцы дорожат.

Кроме того, представитель истца А. Руцкой перед судебным процессом по избирательному залогу Курским областным судом, а В. Чемодуров сформировал негативное общественное мнение об А. Руцком. Истцы в исковом заявлении и их представители в судебном заседании просили признать сведения об А. Руцком не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство. Также истцы в заявлении и их представители в суде отметили, что факт распространения сведений не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство в

В связи с этим они просили обязать "Редакцию газеты "Курский вестник" опровергнуть не соответствующие действительности сведения путем опубликования представленного истцами текста опровержения. Представитель ответчика, главный редактор Трубникова Л. Однако в удовлетворении требований, изложенных истцами Руцкой И., было отказано. В части, касающейся мнений, высказанных автором статьи в газете "Курский вестник", требования истцов не основаны на нормах действующего российского и международного права, соответствующих критериям доступности и предсказуемости.

Все суждения, содержащиеся в тексте статьи, изложены на русском литературном языке и не содержат ни одного слова, которое могло бы быть истолковано как клеветническое или оскорбительное. Подсудимый В. Чемодуров воспроизвел данную статью в "Курском вестнике", снабдив ее кратким собственным комментарием - до и после статьи.

Он не привел никакой дополнительной информации к той, что была в заметке, воспроизведенной в "Российской газете", кроме информации об обилии исков, поданных Руцкой А. Вся информация, в том числе о кредитных отношениях истцов с "Парэкс Банком", содержится в указанной заметке "РГ", а "Курский вестник" лишь комментирует ее, акцентируя внимание на моментах, представляющих интерес для курских читателей.

Курьерский вестник" - это "Курский вестник".

Истцы не пытаются сделать информацию в статье предметом судебного спора, а оценивают информацию в статье, сравнивая и сопоставляя оценку автора и свою собственную оценку, что не дает оснований для компенсации морального вреда. Статья не содержит порочащих или несоответствующих действительности сведений.

Информация в публикации достоверна, поскольку основана не на вымысле автора, а на реальных, документально подтвержденных и общеизвестных фактах. Истцы квалифицируют как не соответствующую действительности, порочащую их честь и достоинство, оскорбительную фразу - "Ничего не получилось, но он завалил Ленинский районный суд г. Курска исками о защите чести и достоинства, которые он подал против нескольких местных СМИ - "Курских ведомостей", разумеется - 18 исков в первую очередь!".

Во всей этой фразе нет ни одного оскорбительного слова, она написана литературным языком и полностью соответствует действительности. Общеизвестно, что Руцкой А. В этой части истец дает оценку факту и высказанному суждению, а не самому факту, как предмету спора. Истец считает, что он не "подвел" суд и не "заставил судей заниматься своей персоной", а "в установленном порядке реализовал свое конституционное право на судебную защиту".

Публикация, однако, не утверждает, что он не сделал это в установленном порядке, и что у него нет такого конституционного права. Основываясь на этих знаниях и на своей гражданской позиции, автор осуществляет право, гарантированное ему ст.

Бесспорным фактом является то, что истцы в своих исках фактически гадают на суждениях автора, что он потерпел неудачу и дал много работы суду. Ограничения права журналиста на свободное выражение мнения, установленные п. В остальной части оспариваемая истцами фраза полностью основана на реальных фактах. Вторая часть оспариваемого истцами предложения "Но если в Курске Александр заставляет судей разбираться с собственной персоной, то в Воронеже до него уже добрались они вдвоем и его жена Ирина" также полностью соответствует действительности.

В статье не утверждалось, что истцы не имели права обращаться в суд, а просто сообщалось о реальных событиях и тут же уточнялось, откуда они стали известны. Упомянув, что в Воронеже у Руцких сейчас проживает несколько человек, статья ссылалась на "Российскую газету" с дословным воспроизведением опубликованной в ней статьи.

Этот текст опубликован в "Российской газете", поэтому является фактом, что данная информация была опубликована в этой газете, и автор "Курского вестника" сообщает об этом факте. Если истцы считают, что статья в "Российской газете" не соответствует действительности и каким-то образом порочит их, то это предмет другого спора и выяснения отношений с другими ответчиками. Истцы приводят как фразу из статьи - "Они вместе брали кредиты...". Оказывается, даже не сам губернатор, а его Ира могла запросто вытащить из курских комбинатов "карточку" на 70 тысяч баксов!

Это утверждение истцов не основано на фактических обстоятельствах, неверно истолковывает смысл статьи, давая ей и на этот раз свою трактовку. Истцы намеренно, чтобы придать публикации тот смысл, который они в нее вкладывают, объединяют в одну фразу совершенно разные части публикации. Как видно из оспариваемой публикации, слова "Они брали кредиты вместе" находятся не в том контексте, в котором истцы приводят эту фразу, а в совершенно другом месте.

Эти слова находятся под фотографией, являются подписями к ней, а оспариваемая истцами часть фразы, которую они произвольно или намеренно объединили с уже упомянутой, вырвана из совершенно другого контекста. Полный текст значимого фрагмента выглядит следующим образом: "Казалось бы, читатели "Курского вестника" многое знают о махинациях Руцкого из наших публикаций.

Но, возможно, эти махинации настолько многочисленны, что и века не хватит, чтобы все выяснить. Оказывается, были времена, когда даже не сам губернатор, а его Ира могла запросто получить "карточку" на 70 тысяч баксов от курских комбинатов! Очевидно, что в данном реальном контексте фраза имеет совершенно иной смысл. Она представляет собой мнение, суждение автора, выведенное из дословной цитаты из репортажа, опубликованного в "Российской газете". Это комментарий к этому тексту, в котором нет прямого утверждения о том, что Рагех Банк поблагодарил пару.

По мнению истцов, такого заявления нет ни в тексте, ни по смыслу. Об этом свидетельствует вводное слово "выходит", которое предшествует фразе, оспариваемой истцами, и указывает в первую очередь на подразумевание факта, а не на сам факт. Более того, далее в предложении также используется слово "возможно", что еще раз подчеркивает вероятность факта, но не свершившегося факта. Комментарий автора имеет иной оттенок, чем комментарий истцов в их заявлении.

Фраза "Они брали кредиты вместе" находится в отдельной рамке, выделенной из основного текста, под семейной фотографией истцов Руцких.

Смысл фразы символизирует, что поскольку они супруги, то у них все общее. В подписи к фотографии нет упоминания о каких-либо конкретных заслугах.

В подписи содержится иронический, аллегорический, метафорический смысл на обыгрывание тех же слов из комментируемой статьи "Российской газеты": "После губернатора А.

Руцкий получил кредит.

Исходя из содержания статьи "Российской газеты", жена Руцкого получила кредитную карту от "Рагех Банка". То есть конкретная информация находится в тексте "Российской газеты", а фраза в "Курском вестнике", основанная на комментируемом материале, не говорит ни о краже, ни о "присвоении", ни о каком-либо другом правонарушении: слово "присвоил" не является оскорбительным словом.

Заслушав объяснения сторон, исследовав и оценив материалы дела, суд находит следующее. Согласно статье, анализ данной нормы показывает, что она может быть применена только к случаю, когда содержанием информации является сообщение о фактах, но не мнение, выражающее их оценку.

Кроме того, информация должна рассматриваться как оскорбительное слово.

Кроме того, информация должна быть порочащей, не соответствующей действительности, чтобы быть распространенной. При этом истцу необходимо доказать суду только факт распространения ответчиком сведений, которые, по его мнению, не соответствуют действительности, порочат его честь, достоинство и деловую репутацию. Порочащими являются сведения, не соответствующие действительности и содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов совершения нечестного поступка, неправильного поведения на работе, в быту и другие сведения, порочащие производственно-экономическую и социальную деятельность, деловую репутацию и т.д.

В данном случае истец должен доказать суду только факт распространения ответчиком сведений, которые, по его мнению, не соответствуют действительности.

Факт публикации в газете "Курский вестник" от 11 февраля года статьи "В Воронеже Руцкие судились на пару" сторонами не оспаривается. Ответчики не отрицают, что спорные фразы, упомянутые в статье, принадлежат им. Статья 29 Конституции РФ гарантирует каждому свободу мысли и слова.

Никого "нельзя принудить к выражению своих мнений и убеждений или к отказу от них". Изучение оспариваемого отрывка из статьи - "Не получилось, но он завалил Ленинский районный суд Курска исками о защите чести и достоинства; конечно, 18 исков были поданы против нескольких местных СМИ - в первую очередь, "Курского вестника"! Анализ полного текста показывает, что в указанной фразе в допустимой форме выражено мнение автора по вопросу неоднократных обращений Руцкого.

Автор затрагивает период времени, когда Руцкой А. обратился в Курск с исками о защите чести и достоинства. Приводятся доводы истцов и их представителей о том, что Руцкой А. Оспариваемая фраза не содержит оскорбительных слов и изложена литературным языком в допустимой форме. Фрагмент фразы - "Корысти нет", относится к предыдущему предложению: "Недавно в Курском областном суде я безуспешно пытался вернуть тысячи рублей, внесенные мною в качестве залога при регистрации в качестве кандидата в депутаты".

Выигрыша не было...

, в котором сообщается о реально известном факте, освещенном в СМИ, когда Курский областной суд отказал Руцкому А.

.

Это результат рассмотрения гражданского дела по иску Руцкого А. Используя данный литературный оборот речи, автор сообщил, что апелляционная жалоба Руцкого А. Ссылки представителя истца Цепковой И. также не нашли подтверждения в судебном заседании

.

Как установлено в судебном заседании, оспариваемая статья не содержит указаний на даты или хронологическую последовательность обращений Руцкого А. Это следует и из пояснений Чемодурова В. Ответчики предоставили суду письменные доказательства - извещения суда о рассмотрении гражданских дел г. Курска по четырем искам Руцкого А.

При этом представитель истца Цепкова И. не нашла подтверждения данному факту.

По мнению суда, данная фраза также является мнением и выражением субъективной оценки журналистов, выраженной в допустимой литературной форме.

Навигация

Comments

  1. Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Могу это доказать. Пишите мне в PM, пообщаемся.