Как лечить ожог в домашних условиях

Современные методы лечения ожогов и ожоговой болезни Алексеев А.В. Вишневский Российская академия медицинских наук, Москва Методы лечения ожогов сегодня принципиально отличаются от тех, которые широко применялись много лет назад. Современная тактика лечения ожогов разработана во многом благодаря достижениям в изучении патогенеза ожоговой болезни и ее осложнений.

Исследования микробиологов и иммунологов, направленные на выявление механизмов взаимодействия организма ожогового больного с инфекцией, открыли широкие возможности. Изучение метаболизма при обширных ожогах имеет огромное значение. Особое место заняло изучение на современном уровне течения раневого процесса в зависимости от тяжести ожоговой травмы, от применения различных, в том числе и ожоговых средств, а также других ожоговых органов и систем. Решение этих и других задач, связанных с изучением функциональных и морфологических изменений во внутренних органах и системах обожженного, позволило предложить патогенетически обоснованные методы иммунокоррекции, системной и местной антибактериальной терапии, парентерального и энтерального питания и др.

.

Значительное улучшение результатов лечения обожженных стало возможным благодаря разработке и внедрению в клиническую практику активной хирургической тактики. Ее принципиальной основой является ранняя некрэктомия с последующей аутодермопластикой ожоговых ран с целью скорейшего восстановления целостности всего кожного покрова. Кроме того, включение абактериальных методов в комплекс интенсивной терапии ожоговых больных позволяет создать оптимальные условия для заживления ожоговых ран и поддержания гомеостаза.

Но эффективное использование всего арсенала современных методов и средств лечения ожоговых больных зависит не только от специалиста-комбустиолога, работающего в ожоговом центре.

Первую квалифицированную медицинскую помощь при ожогах часто оказывают хирурги или травматологи районных и городских больниц и поликлиник, а при массовых поражениях в экстремальной ситуации - врачи любой другой специальности. Кроме того, обширность нашей страны, недостаточная обеспеченность современными средствами транспортировки тяжелообожженных существенно осложняют эвакуацию пострадавших с места происшествия непосредственно в ожоговое отделение. <Поэтому судьба обожженного в хирургическом, травматологическом, реанимационном отделениях больниц, еще до поступления в ожоговый стационар, во многом зависит от квалифицированного лечения обожженного. Выбор тактики и методов лечения определяется тяжестью травмы.

Чем определяется тяжесть ожоговой травмы? Прежде всего - глубиной и площадью термического поражения. В нашей стране используется 4-степенная классификация глубины ожогов. Клиническими признаками ожогов I степени являются гиперемия и небольшая отечность кожи в области ожога.

При ожогах II степени также образуются "пузыри", наполненные серозным содержимым. При ожогах первой степени поражается только эпидермис, при ожогах второй степени - эпидермис и сосочковый слой дермы. Эти ожоги заживают самостоятельно благодаря оставшимся эпителиальным клеткам и называются поверхностными. При ожогах IIIA степени зона термического повреждения включает ретикулярный слой дермы, но многие фолликулы, слюнные бурсы, потовые железы - производные кожи остаются неповрежденными, благодаря чему происходит эпителизация ожоговых ран.

Но это происходит не всегда; часто мозаичный характер поражения кожи и, соответственно, большинства ее производных затрудняет самостоятельное заживление ран.

Особенно при обширных ожогах, когда из-за микроциркуляторных нарушений и инфекции ожоговые раны могут "углубляться" и в результате требовать аутодермопластики. Поэтому ожоги IIIA степени правильнее называть не поверхностными, а пограничными. Эти ожоги можно диагностировать по тонкому, достаточно подвижному струпу или крупным волдырям, заполненным серозным содержимым, но с интенсивным желтым окрашиванием.

При глубоких ожогах поражается вся толща кожи - степень IIIB или нижележащие ткани - подкожная жировая клетчатка, фасции и кости - степень IV. Ожоги IIIB степени часто сопровождаются образованием коричневого струпа, сливающегося с подлежащими тканями, реже - образованием больших волдырей, наполненных геморрагическим содержимым.

При ожогах IV степени всегда наблюдается плотный темно-коричневый или черный струп, тесно прилегающий к подлежащим тканям. Для определения площади ожога широко используется так называемое "правило девяток". При первичном осмотре пострадавшего определение глубины ожога может быть затруднительным даже для специалиста.

Поэтому особенно ценным является выяснение обстоятельств получения травмы. Прежде всего, это касается этиологического фактора ожогов. Практически, определяя этиологию ожогов, врач косвенно оценивает температуру поражающего агента и экспозицию его воздействия на ткани пострадавшего. Так, ожоги пламенем, особенно полученные одетым человеком, обычно приводят к глубоким ожогам. Погружение в кипяток, горячую воду часто эти травмы связаны с падением в канализационные колодцы и также приводят к ожогам III-IV степени.

Ошпаривание кипятком, напротив, обычно является бытовой травмой, вызывающей поверхностные ожоги. Контактные или электрические ожоги чаще вызывают ограниченные, но глубокие ожоги, а химические ожоги вызывают ожоги I-II-III степени. Следует также помнить, что пожары в замкнутом пространстве, направленные взрывы могут сопровождаться ожогами дыхательных путей и отравлением продуктами горения.

Термовибрационная травма часто приводит к угрожающим жизни осложнениям, связанным с развитием бронхоспазма, отека легких, ранней пневмонии в первые дни после ожога. У пострадавшего развивается ожоговая болезнь. Ожоговая болезнь - сложный комплекс взаимосвязанных патогенетических реакций и их клинических проявлений, в основе которого лежит стрессовая реакция в ответ на термическое поражение как первое и определяющее состояние пострадавшего, зависящее от тяжести травмы, своевременности начала и полноты проводимого лечения.

В структуре ожоговой болезни можно выделить три основных клинических синдрома: ожоговый шок, интоксикация, инфекция. Первый - ожоговый шок - обусловлен нейрорефлекторными и нейроэндокринными реакциями с появлением большого количества различных воспалительных факторов, которые приводят к нарушениям центрального и периферического кровообращения, включая распространенные микроциркуляторные расстройства, повышение проницаемости сосудистых и клеточных мембран и гиповолемию вследствие выхода плазмы из сосудистого русла с развитием интерстициального отека, потери плазмы через ожоговые раны.

Проявлением этих функциональных и морфологических нарушений является соответствующая клиническая картина шока, тяжесть которого зависит от глубины и площади ожогов, времени, прошедшего после травмы, а также адекватности проводимого лечения. При этом под адекватностью интенсивной терапии ожогового шока следует понимать своевременность ее начала, патогенетическую обоснованность, а также необходимый объем и рациональный состав инфузионно-трансфузионных сред, вводимых внутривенно.

Для реализации этого правила, безусловно, необходима катетеризация центральной вены, которую следует проводить всем обожженным пациентам в состоянии тяжелого или крайне тяжелого ожогового шока.

У пожилых пациентов, как правило, достаточно внутривенной инфузии половины объема, рассчитанного для пострадавших средней возрастной группы. Второй синдром ожоговой болезни - интоксикация - обусловлен появлением в организме большого количества токсических продуктов тканевого, энтерального и частично бактериального происхождения.

Он проявляется после выздоровления пострадавшего с обширными и глубокими ожогами шоковыми психоэмоциональными расстройствами, стойким повышением в течение суток температуры тела, потерей аппетита и развитием признаков токсического поражения внутренних органов токсический миокардит, гепатит и др. Этот период называется периодом острой ожоговой токсемии. Эффективным лечением в период токсемии является активная дезинтоксикационная терапия с использованием методики форсированного диуреза, а также, в более тяжелых случаях, применение плазмофореза или гемосорбции.

Разработка рациональных методик и рациональное использование современных лекарственных средств позволили в настоящее время значительно улучшить результаты лечения тяжелообожженных пациентов в ранние периоды ожоговой болезни. Напротив, позднее начало, недостаточный объем или неполный состав инфузионно-трансфузионной терапии при тяжелом или крайне тяжелом ожоговом шоке могут привести к длительному гиповолемическому спазму периферических микрососудов с последующим паралитическим расширением капилляров, выраженным нарушениям водно-электролитного и белкового баланса.

Начинаясь во время ожогового шока, на этом фоне метаболические нарушения в период острой ожоговой токсемии также прогрессируют и приобретают деструктивные тенденции. В результате на фоне микроциркуляторной тканевой гипоксии возникают тяжелые функциональные и морфологические изменения во внутренних органах и системах.

Эти изменения определяют клинические проявления таких жизнеугрожающих осложнений ожоговой болезни, как ранняя пневмония с прогрессирующим развитием легочной и сердечной недостаточности, эрозивно-язвенные изменения желудочно-кишечного тракта с развитием кровотечений, часто обильных, и ряд других. Лечение больных с такими осложнениями затруднено, а прогноз весьма сомнителен.

Третий период - период ожоговой септикотоксемии - связан с развитием и прогрессированием инфекции. В этот период проявляются метаболические нарушения, начавшиеся в период ожогового шока и острой ожоговой токсемии, и, как одно из следствий этого, недостаточность иммунологического ответа на инфекцию. Инфекция значительно усугубляет течение ожоговой болезни. Она определяет и поддерживает интоксикацию, подавляет репаративные процессы в ранах, поражает различные органы, а в некоторых случаях возникает ее генерализация - ожоговый сепсис, который трудно поддается лечению.

Основной причиной инфекции у пострадавших от ожогов является ожоговая рана. Впоследствии на нее накладывается инфекция энтерального происхождения, а также госпитальная инфекция. Кроме того, длительное существование ожоговых ран становится причиной ожогового истощения, развитие которого создает крайне неблагоприятные условия для регенерации в целом. Таким образом, инициируя многоступенчатую и разветвленную цепь нарушений во всем организме, стресс и многочисленные патогенетические факторы, связанные с наличием ожоговой раны, являются взаимосвязанными и взаимозависимыми пусковыми механизмами ожоговой болезни при тяжелой термической травме.

Эти факторы обусловливают развитие основных синдромов заболевания и многочисленных тяжелых осложнений. Поэтому в основу комплексного лечения ожоговых больных должен быть положен принцип единства общего и местного лечения, предусматривающий одновременную коррекцию системных генерализованных нарушений гомеостаза и проведение мероприятий, направленных на улучшение процессов заживления ожоговой раны и скорейшее восстановление целостности кожного покрова.

Лечение начинается при поступлении пострадавшего с первичного туалета ожоговой раны. Закрытие раны проводится после введения обезболивающих препаратов, а при обширных поражениях - под общим обезболиванием.

Закрытие раны проводится после введения обезболивающих препаратов, а при обширных поражениях - под общим обезболиванием.

Пациентам, поступившим в состоянии тяжелого или крайне тяжелого ожогового шока, при отсутствии возможности адекватной анестезии ожоговые раны не очищают во избежание риска усугубления общего состояния. В этих случаях достаточно наложения первичной повязки, а перевязка раны откладывается до выхода пациента из шока. Пациенты с достоверно диагностированными ожогами I степени обычно не нуждаются в местном лечении.

Пациентов с ожогами II-IIIA степени лечат амбулаторно или госпитализируют, в зависимости от площади поражения, его расположения и возраста пациента.

Лечение поверхностных и пограничных ожогов должно быть направлено на создание наиболее благоприятных условий для их заживления в оптимальные сроки и обеспечивать защиту раны от механического повреждения и инфекции, а при необходимости - эффективное лечение раневой инфекции и стимуляцию репаративных процессов.

Многочисленные исследования показали, что выбор препаратов для местного лечения не оказывает существенного влияния на сроки эпителизации неинфицированных поверхностных ожогов I-II степени.

При ожогах IIIA степени лечение следует начинать с влажно-сухих повязок, способствующих образованию тонкого, состоящего из некротизированных слоев кожи и фибрина, струпа. Под сухим струпом ожоги IIIA степени могут заживать без нагноения. В этих случаях на месте отслоившегося некротического струпа в течение нескольких недель после травмы можно увидеть поверхность с образовавшимся эпителием. Если предыдущее местное лечение было неадекватным и сухой струп не сформировался, развивается нагноение и демаркационное воспаление. <В этих случаях в местах, где намечена линия демаркации, следует удалить мокнущий струп. По мере стихания экссудативно-воспалительных явлений после отслойки и удаления струпа и начала эпителизации следует переходить от влажно-сухих к мазевым и масляно-бальзамическим повязкам. В этот период хорошо зарекомендовали себя мази на водорастворимой полиэтиленгликолевой основе: левосин, левомеколь, диоксиколь, йодопироновая мазь.

Эти мази обладают антимикробными и адсорбирующими свойствами и могут успешно применяться как в первой, так и во второй фазе раневого процесса. В нашем ожоговом центре уже много лет успешно используется перфорированная свиная кожа - ксеногенная кожа. Последнюю накладывают на ожоговые раны, обеспечивая им покой и защиту от инфекции, не препятствуя при этом очищению раны и одновременному применению других препаратов для местного лечения.

Это наиболее распространенные методы лечения ожоговых ран.

Основная цель местного лечения глубоких ожогов - как можно быстрее очистить ожоговые раны от некротических тканей и как можно быстрее восстановить их пластичность. В настоящее время существует два основных способа подготовки глубоких ожоговых ран к аутодермопластике: химическая некрэктомия с отсроченной аутодермопластикой и хирургическая некрэктомия с одномоментной или отсроченной аутодермопластикой.

Особенно при лечении пациентов пожилого и старческого возраста с тяжелой сопутствующей патологией, делающей раннее хирургическое вмешательство невозможным. В этих случаях с первого дня после травмы местное лечение должно быть направлено на быстрое формирование сухого ожогового струпа, предотвращение инфицирования и углубления ожоговой раны. С этой целью в период ожогового шока применяют ватно-марлевые повязки с водорастворимыми мазями.

Это способствует уменьшению потери жидкости с ожоговой поверхности, согревает пациента, формирует сухой струп и не требует ежедневных перевязок. В последующие дни формирование сухого ожогового струпа достигается применением влажно-сухих повязок.

Также возможно применение влажно-сухих повязок.

Также возможно использование ватно-марлевых повязок с водорастворимыми мазями. Использование мазей на жировой основе противопоказано. Лечение пациента в абактериальной среде значительно ускоряет образование сухого струпа. Инфракрасное облучение ран способствует подсушиванию струпа. Образование сухого струпа уменьшает потерю белка с ожоговой поверхности, способствует уменьшению интоксикации и улучшению общего состояния пациента.

Образование сухого струпа уменьшает потерю белка с ожоговой поверхности, способствует уменьшению интоксикации и улучшению общего состояния пациента.

Навигация

Comments