Федерация vip-инициатив ссср

Давайте разберемся с каждым из них. СОПО была образована еще в году. Пережив тяжелые времена, она потеряла почти все свои отделения. ДОПы появились в начале 1990-х годов, в разгар "оттепели". Это были зеленые патрули, которые боролись с браконьерством и проводили проверки в заповедниках, заказниках и урочищах.

Естественно, эти движения не имели политической ориентации. Читайте также Экомарши или личная агитация за осознанное потребление? Молодая Зеленая партия России - о том, как эффективнее спасать планету Как это часто бывает, государственные органы оказались слишком медлительными и бюрократическими. Кроме того, их корпоративные интересы часто прямо противоречили целям экологов. Как и личные мотивы их сотрудников.

Путинские чиновники, министерства, осушающие реки, - все это искажало смысл борьбы за природу. Но выпускники этой "школы" пришлись как раз ко времени перестройки. Ее начало знаменует переход к более свободному периоду экодвижения - периоду петиций.

Общественность с энтузиазмом включилась в экологический активизм, который достиг своего пика на рубеже двадцатого века. Это было время форумов, митингов и демонстраций по всей стране.

И они были успешными: десятки опасных заводов были закрыты. В Эстонской ССР развернулись так называемые фосфоритные войны. В - годах было остановлено строительство Даугавпилсской ГЭС.

Та же участь постигла Ржевское водохранилище. Это было также время активного развития анархо-экологии. Они не были самым крупным явлением в этой области, был гораздо более крупный Социально-экологический союз, но это были не анархо-экологи, а такие бородатые мужчины и волосатые женщины-биологи, немного вольного стиля, не хиппи, конечно, просто сотрудники биологических отделов, советские работники, те, кто живет в заповедниках.

Интеллигенция старой закалки, которая боролась с браконьерами еще в шестидесятые годы. А "Хранители радуги" - это новое поколение радикалов, в основном анархистов, которые уже были в чапаевском лагере против заводов по сжиганию химического оружия. Главным из них был писатель-фантаст Сергей Фомичев, который потом начал все подминать под себя, и движение раскололось. Тактика была следующая: Фомичев заявил, что в России двадцать тысяч вредных предприятий.

Если мы будем закрывать даже один завод в год, то на это уйдет двадцать тысяч лет. Поэтому нужно искать слабые места в системе - искать города, где уже есть народные волнения, где оппозиционные газеты заставляют власти молчать по вопросу того или иного завода. Нужно ехать туда и раскачивать ситуацию. Сначала приходит разведчик-анархо-эколог, все выясняет и предупреждает местных жителей: мы будем здесь хулиганить, так что будьте готовы. <В то время экологические гранты были, прямо скажем, незначительными - тысяч пятнадцать-пятнадцатьсот долларов. Эти гранты давались на проведение конференции, но, конечно, никакой конференции не проводилось, вместо этого закупались наручники, еда и палатки. Писались фальшивые отчеты, но фонды смотрели на это сквозь пальцы.

Потом они поехали, провели несанкционированные митинги, установили палатки рядом с объектом и бесчинствовали. А полицейские не знали, что с этим делать. Сейчас все решается за минуту. Но тогда у правоохранительных органов было меньше полномочий и меньше понимания ситуации. Власти не знали, как работать с населением, и в первые пять дней устроили беспорядок, были слишком суровы; город определенно встал на сторону приезжих, а потом, как правило, после месяца или двух волнений власти сдавались.

В 1920-е годы "Хранители радуги" протолкнули проект перепрофилирования завода по уничтожению химического оружия в Чапаевске и добились отмены планов по расширению Балаковской атомной электростанции. Поскольку поиск новых дружин и их информационное объединение было естественным элементом работы ДДП, эта деятельность органично трансформировалась в поиск и объединение гражданских экологических групп, которые стали появляться в СССР.

Всего - около человек из городов 8 союзных республик. Настоящим прорывом стал принцип "сетевой" организации сообщества - "без президентов, вертикали власти и денежных мешков".

Союз гремел своими протестными кампаниями. Под каток его гражданского гнева лег план ускоренного развития гидроэнергетики в СССР. Он предусматривал создание 90 крупных гидроэлектростанций. Протесты увенчались успехом - план был отложен. Это может быть интересно Глобальное потепление или Почему антропоцентризм уничтожает цивилизацию В декабре года СЭС объявила всесоюзный день протеста против проекта канала Волга-Чограй.

В течение следующего месяца волна митингов прокатилась по сотне городов. По оценкам, число протестующих в различных формах составляет около миллиона человек. Под давлением протестующих правительство капитулирует. Машины выводятся с места предполагаемого строительства в Калмыкии. Гласность вскрыла очаги загрязнения по всей стране. Доверие к чиновникам все больше улетучивалось, и низовые защитники окружающей среды взяли инициативу в свои руки.

Работы было много. Только в Сызрани предприятия ежедневно выбрасывали около тонны вредных веществ. С каждым годом в Ульяновской области открывалось все больше и больше загрязняющих производств. На территории Куйбышевской области в течение года действовало все больше крупных предприятий. За год они выбросили в атмосферу более миллиона тонн вредных веществ.

В первом полугодии были зафиксированы случаи критического загрязнения пестицидами рек Сок, Самара, Большой Кинель, Чапаевка и Крымза. В реке Чапаевка концентрация пестицидов превысила норму в 22 раза!

Аральское море, Аральское море, Черное море и Кольский полуостров находились в катастрофическом состоянии. Одна за другой происходили крупные аварии. И общество реагировало. Надо сказать, что экологический оптимизм таких движений часто переходил в экологический популизм. Люди охотнее шли на экологические митинги, чем на экологические субботники. Тем не менее, благодаря усилиям активистов был закрыт Приозерский ЦБК на берегу Ладоги, предотвращено строительство завода по производству поликарбоната в Уфе, запрещено строительство Нижегородской атомной электростанции.

Клубная жизнь экологов Местные организации также вели свои локальные войны за экологию. В Новокуйбышевске это были экополитический клуб "Резонанс" и общественно-политический клуб "Импульс". В Куйбышеве - эколого-политический клуб "Альтернатива". Активисты расследовали экологические преступления и издавали машинописный журнал "Зеленый листок".

Союз зеленых в Самаре издавал журнал "Третий путь". Он ратовал за сближение позиций анархистов и экологов. В Чапаевске действовало общественное движение за экологию города "Инициатива". К концу х годов общественность серьезно устала от экологии. В январе этого года в Москве был создан Общественный комитет спасения Волги. Массово открывались школы юных экологов. В году в этой школе при Тольяттинском политехническом институте старшеклассники учились защищать природу и людей от воздействия токсинов.

В год происходит то, что невозможно было представить еще каких-то пять лет назад. Инициаторами стали академик А. Яблоков и руководитель Курчатовского института Е. Офисы организации были открыты в Москве и Киеве. Однако, несмотря на все успехи экоактивистов, движение не стало по-настоящему массовым. Массовая экологическая грамотность только зарождалась. Конечно, перестроечные процессы имели и обратную сторону: уровень жизни резко упал, а преступность, наоборот, выросла.

Интерес к экологии стал угасать на фоне других проблем. К этому времени стали появляться первые признаки популистской фазы движения. Большинство экологов поддерживали кандидатов от "Демократической России", которые продвигали экологические лозунги.

Часть движения идентифицировала себя с "демократами". Но придя к власти, эти силы отказались от экологии, их гораздо больше волновала экономика. Знаменитая программа "Дни" провозгласила приоритет экономики над экологией. Характерен пример Егора Гайдара, известного реформатора.

Не многие знают, что он начал свою карьеру как общественный деятель в "Зеленом движении". В то время Гайдар был ярым противником атомной энергетики. Но после прихода к власти он радикально пересмотрел свои взгляды: человек, который когда-то лоббировал антиядерную резолюцию, теперь подписывает решение о расширении атомной энергетики. Яблоков, видный экополитик, является членом союзного парламента. Сорок признанных лидеров экологического движения стали народными депутатами СССР.

Это было многообещающее начало. Однако, как вскоре выяснилось, большинство кандидатов в депутаты центральных и местных органов власти использовали экологические лозунги только для того, чтобы победить своих политических оппонентов. За три года своего существования парламенты СССР и Российской Федерации не приняли ни одного закона, который бы определял экологическую стратегию государства и общества", - пишет об этом времени экосоциолог Олег Яницкий. Все это вызвало раскол в экологическом движении.

Навигация

Comments